Авторская колонка
Новые мифы нового Новосибирска. Мифосибирск
Таллин, Москва, Новосибирск... В советские времена — это три прославленных центра «бумажной» архитектуры. Про фантастические проекты, авангардистику 20-х и парки в пойме Оби рассказывает художник и арт-хулиган Слава Мизин.

Есть детская игра: предлагаются три слова и надо по некоей логике убрать из этого набора лишнее. Новосибирск, Таллин, Москва?..

Не волнуйтесь! На самом деле из этой тройки ничего убирать не надо. В советские времена — это три прославленных центра «бумажной» архитектуры. Термин «бумажная» был придуман в авангардистские 1920-е годы для обозначения фантастических архитекторов, которые не смогли ничего построить, и все их проекты оставались на бумаге. Хотя это архитектура фантастическая, не предназначенная для реализации.

ФОТО 1. Обложка книги Таллинн-Москва-Новосибирск

Обложка книги Таллин-Москва-Новосибирск

ФОТО 2. Заведение им. Маяковского - Контора Аврора в Новосибирске

Заведение им. Маяковского — Контора Аврора в Новосибирске

Но что движет такими архитекторами, да и вообще людьми? Сначала — мечта, потом привыкание к этой мечте, т.е. обыденность мечты как привычной мысли, а потом её реализация-воплощение. Так было и с историей космонавтики, которая началась с «фантастического космизма». Русский философ-мистик Федоров в конце ХIХ века напомнил о втором пришествии Христа и о том, что сразу после этого пришествия «все мертвые восстанут». К этому его подтолкнули и идеи-достижения ботаников-зоологов о генетическом воспроизводстве человека. Проще говоря, можно по генетическому коду человека прошлого «воскресить» его — воссоздать из праха. Но тогда, если воскреснут все поколения умерших, людей на Земле станет больше 50 миллиардов и нам просто не хватит места для проживания, даже если мы освоим Арктику, Антарктику и Океаны. Единственный выход — освоение ближайших планет. Для этого нужны космические аппараты — ракеты. За идейную разработку таких аппаратов принялся Циолковский, а реализатором фантастических идей «космического старца» стал Королев. Более того космонавтика позже посмеивалась над религиозным мистицизмом: «Гагарин в космос летал, но бога не видел…».

ФОТО 3. Альф Алексеевич Гагарин

Альф Алексеевич Гагарин

Так цепочка мечта-идея-воплощение сработала и стала реальной космонавтикой. Более того идея-концепция космического перелета Земля — Луна — Земля, придуманная и разработанная Кондратюком (тоже фантастическим персонажем — а сам он в действительности Шаргей) был украден или, как сейчас модно говорить, апроприирован американцами и применен ими для межпланетного перелета экспедиции «Аполлон-11» в 1967 году.

Повторим, что фантастическими архитектурными разработками в конце ХХ века занимались три прославленных центра — три архитектурные «силиконовые долины» — в Таллине, Новосибирске и Москве. В это время были разработаны методы архитектурной престидижитации, тектонического манипулирования архстилями. Знаменитые принципы знаменитого Витрувия — «польза, прочность, красота» авангардно интерпретировались молодыми наглыми разработчиками — никакой «пользы и прочности», только фантастическая красота в ее фантастическом воплощении.

Сейчас по поводу Новосибирска слышится много наветов — серый , грязный, гололедный, индустриальное дно…Но внимательнее взгляните на людей Нска — таких универсально, парадоксально, нестандартно мыслящих мало где сыщешь. Это город людей. А не город асфальта и бордюров (хотя они бы тоже нас украсили). 

ФОТО 4. Космический театр

Космический театр

И главное — все из их «советующих посторонних» радуются Новосибирском. Потому что это город про людей, а не про асфальт. Это потому, что мы все недостатки города готовы превратить в достоинства. Да гололед, да. Но у нас есть туры со скандинавскими палками, ледоступами и ледорубами по спортивному прохождению экстремальных гололедных городских маршрутов. Можно предложить «погодный» парк». Зимой — лед, весной — лужи, летом — жару, осенью — дожди. К примеру экстремальная туристическая экспедиция по театральному кольцу Новосибирска. Какому? Очень просто: Красный факел, Первый театр в «Кобре», Кукольный, Победа, Музкомедия, Оперный, три театра в Доме актера, Дом Ленина (он же филармония), перспективные Маяковский и театр Афанасьева (бывший «Пионер»), дальше концертный зал консерватории и опять Победа — кольцо замкнулось. Это «экстремальная театральная миля». 

И «ледяной поход» — турбросок между цитаделями Театра — отличная радикальная тропа, связка между бастионами Культуры. Центральное место «театральной мили» занимает Сибирский Колизей, который Оперный, который Дом Науки и Культуры, который гордость Нска. А другие столицы из зависти умышленно замалчивают значимость этого проекта и объекта, ведь он больше Большого и Мариинки. И авангардней во сто крат. Этот Дом Науки и Культуры поставлен поперек Серебренниковской так, чтобы через сцену ДНК проходили демонстрации, в центральном амфитеатре был водный бассейн — искусственное озеро. А на полусферическом экране купола планетария проецировались созвездия и фильмы новейшего космокино. Ведь cosmos c древнегреческого — украшение (красота) — тренд нашего сложного времени.

Завистники писали анонимки на Траугота Бардта — фантаста, архитектора, идеолога Театра нового типа, сходного и даже превосходящего театр Мейерхольда (это сравнение и история также замалчиваются столичными завистниками). 

ФОТО 5. Шагающий театр

Шагающий театр

Факел в сквере Героев революции — это вершина вкопанной третьей статуи Свободы, оказавшейся в Новосибирске. Первая оставлена авторами-французами себе, вторая подарена Америке и установлена в Нью-Йорке, третья — в Новосибирске. Полая внутри, она представлена как подземный бункер-архив в сквере Героев революции.

В голове статуи Ленина на центральной площади — наблюдательный пункт климатического и функционального мониторинга города. У Ильича глаза — датчики и камеры визуального наблюдения, а сама голова, как ей и положено, является центром управления.

ФОТО 9. Проект семинара Новосибирск Никогда. 2000-е

Проект семинара Новосибирск Никогда, 2000-е.

Т.е. основа нашего туризма — это люди. Город про людей. Люди для людей. И каждый из людей — привлекательных турперсонажей — должен показывать свой мир Новосибирска, свою идею города. «My girl is world», — пели The Doors Джима Морисона. Т.е. каждый персонаж — это мир, это вселенная, он же тур, он же музей. Галерея себя. Соответственно каждый из турперсонажей города должен транслировать свой миф-историю города. Кому нужны килограммы серой правды, когда побеждают два грамма цветистой лжи или новой мифологии. Это требование авангарда. Это требование будущего.

Как НЛО выглядит новый Ледовый дворец, странно и неожиданно спустившийся в пойму Оби.

Надо сказать, что его появление прогнозировали архитекторы-уфологи еще в 1989 году, предпоследнем году СССР. Тогда молодыми «бумажниками», этими апокалиптическими врунами, было проведено несколько архитектурных уфо-конгрессов-семинаров «Белые пятна Новосибирска». После этого литературный фестиваль фантастики так окончательно и называется «Белое пятно». Тогда в «затопляемой» и нелегитимной для застройки пойме Оби рядом с Коммунальным мостом были спроектированы несколько парков: парк исторических городов, спортивный парк, красивый парк etс.

ФОТО 6. арх Курилов и Степанов. Парк в поиме Оби. Проект 1 семинара Белые пятна Новосибирска.

Парк в поиме Оби. Арх. Курилов и Степанов. Проект 1-го семинара «Белые пятна Новосибирска».

ФОТО 7. арх Кузнецов Мизин Буров Кан. Парк исторических городов в поиме Оби. Проект 1 семинара Белые пятна Новосибирска. 1989.

Парк исторических городов в поиме Оби. Арх. Кузнецов, Мизин, Буров, Кан. Проект 1-го семинара «Белые пятна Новосибирска», 1989.

ФОТО 8. арх ГребенниковЧернов Парамонова Вихорев. Красивый парк в поиме Оби. Проект 1 семинара Белые пятна Новосибирска. 1989.

Красивый парк в поиме Оби. Арх. Гребенников, Чернов, Парамонова, Вихорев. Проект 1-го семинара «Белые пятна Новосибирска». 1989.

Концепции, идеи, проекты парков могли накладываться один на другой как в многослойном пироге. И получался сложный культурно-спортивный, экстремально-философский, мемориально-индустриальный, рекреационно-жилой парк.

Надо сказать, что такие концептуально оснащенные и осмысленные территории собирают вокруг себя некие урбанистические пазлы. Мало того, что эти территории идеологически-фантастически освоены, а значит наполнены фантазмами и мифами, так к настоящему моменту, как последний элемент пазла, появился и спонсор-озеленитель, готовый высадить палисандровые рощи. «Зеленый путь, зеленое дао, зеленая дорога» — несколько тысяч деревьев, как в сказке Волкова «Урфин Джюс...». Там действуют палисандровые солдаты. Так и сейчас: палисандровые части бьются за «зеленые мили» Новосибирска.

ФОТО 9-3. Здание администрации над Оперным 2000-е

Здание администрации над Оперным, 2000-е

ФОТО 9-4. Реконструкция Оперного. 2000-е

Реконструкция Оперного, 2000-е

Хотя город с излишним уровнем комфорта засасывает, убаюкивает парадоксальное творческое сознание, стандартизирует, комфортизирует и отупляет. Выйти из зоны диванного состояния — желание любых творчески настроенных людей. Превратить недостатки в туристические достоинства. Кто когда заглядывал в душу дна, низменную душу города или в его возвышенные империи. Взгляд в Око Саурона — сталкер не только индустриальных массивов и районов, но и Оперных и Вокзалов — великих конструктивистских строек — up and down! Широкий диапазон и кругозор.

Территории для гололедных марш-бросков или экстремальный парк, который меняется в зависимости от погоды. Город как «погодный» парк, парк времен года: летом — Сахара, зимой — снежные пустыни и айсберги Антарктики. Весной и осенью здесь кардинальные погодные катаклизмы, которыми славится Сибирь. Резко и континентально. Т.е. неожиданно и масштабно. Для этого есть эстетическая работа души — генезис и неожиданное просветление — катарсис. В проще говоря, «позырить и офигеть», как мы когда-то рассказали на белорусском эМТиВи. 

ФОТО 9-1. арх. А.В.Ефимкин В.А.Ефимкин. Проект семинара Новосибирск Никогда. 2000-е

    Проект семинара Новосибирск Никогда. Арх. А.В.Ефимкин В.А.Ефимкин, 2000-е

ФОТО 9-2.Театр вместо Оперного.1990-е

Театр вместо Оперного,1990-е

Уют — это метафора застоя. «Вы еще в гостях, а я уже дома», такая стандартная эпитафия уютненькой могилки. У гробов карманов нет! Жить экстремально и интересно. Здесь и сейчас.

Превратить мифологические недостатки в функциональные достоинства. К примеру, несмотря на неожиданность, Музей погребальной культуры — известнейшее заведение.

Как в марксистско-ленинской эстетике: интересны только те произведения, в том числе и архитектурные, и туристические, где сосуществуют ВСЕ эстетические категории: прекрасноеИбезобразное, трагическоеИкомическое, пафосИклоунада.

Это помогает избежать приторности дурацкого славословия. Глупой слащавости. Все просто: есть вкусно, а есть приторно-сладко. Урбанистическая ткань должна быть интересной, сложной, противоречивой, зачастую парадоксальной. Опять ап энд даун! А не какой-нибудь город мира-мирка люкс, каким когда-то объявили Свердловск. Вот уж не знал. Нет, «индустриальное сердце Урала» — да, но не город мирка люкс, где слоганы «если вам это по карману, значит вы приобретаете статус небожителя» и «колготки такие-то — это роллс-ройс в мире чулочно-носочных изделий» не только раздражают своим идиотизмом, но и служат слогановикам примером рекламы «от обратного».

ФОТО 9-1-1. Культурные заграждения. Театральная миля

Культурные заграждения. Театральная миля.

В общем вперед — в Новосибирск, в нормальный веселый город, в захватывающие приключения по серфингу городских пространств на пути к Интереснейшему, Академическому и Неожиданейшему.